Безотказная система

Глобальная экономика облегчает движение товаров и услуг по всему миру. Эта тенденция развивалась фактически непрерывно с конца Второй мировой войны. Маловероятно, что архитекторы этой системы предполагали, во что она превратится, когда встречались в курортном местечке Бреттон Вудс в июле 1944 года, но большая часть той инфраструктуры, которую они заложили, продолжает действовать на сегодняшнем глобальном рынке. Даже название "Бреттон Вудс" живет в современном облике, характеризую экономические отношения США с Китаем и другими быстро-развивающимися экономиками. В данной статье мы попытались охватить современную историю глобальной торговли и движения капитала, ключевые экономические принципы, лежащие в их основе, и почему те события все еще имеют значение сегодня.

Закладка системы
Делегаты 45 стран-союзников, которые посетили Бреттонвудскую конференцию в 1944 году, должны были гарантировать, что вторая половина двадцатого столетия не будет повторением первой, которая состояла, главным образом, из разрушительных войн и депрессии мировой экономики. Мировой банк и Международный валютный фонд должны были бы гарантировать стабильность глобальной экономики.

Чтобы обеспечить справедливый и организованный рынок для международной торговли, конференция сформировала Бреттон-вудскую систему обменных курсов. Эта система частично основывалась на золотом стандарте, а частично на резервной валюте. Именно эта система дефакто утвердила доллар США в качестве глобальной резервной валюты. Иностранные центральные банки могли обменять доллары на золото по установленному курсу 35$ за унцию. В то время, США держали более 65% мировых золотовалютных резервов и, таким образом, находились в центре системы, с восстанавливающимися странами Европы и Японией на периферии.

Развитие системы
Какое-то время, это выглядело как выгодная во всех отношениях сторон возможность. Страны, вроде Германии и Японии, находящиеся в руинах после войны, восстановили свою экономику за счет роста экспорта. За счет растущего благосостояния, в США увеличивался спрос на постоянно расширяющийся поток товаров из-за рубежа. "Фольксваген", "Сони" и "Филипс" стали для американцев вполне привычными названиями. Импорт в США рос и, соответственно, стал возникать торговый дефицит. Торговый дефицит увеличивается, когда объем импорта превышает объем экспорта, и наоборот.

В учебнике по экономической теории, рыночные силы спроса и предложения действуют как естественные корректоры для торговых дефицитов и профицитов. Однако, в реальных условиях Бреттон-вудской системы, естественные рыночные силы столкнулись с нерыночным механизмом обменных курсов. Логично было бы ожидать укрепление валют по мере того, как спрос на товары, деноминированные в этих валютах, возрастал. Однако, система обменных курсов требовала, чтобы иностранные центральные банки проводили интервенции, препятствовавшие их валютам превышать целевые уровни, установленные Бреттон-вудским соглашением. Они делали это через покупки долларов и продажи британских фунтов, немецких марок и японской иены на международном валютном рынке. Это удерживало экспортные цены этих стран ниже, чем диктовали рыночные силы спроса и предложения, делая импортные товары все более привлекательными для американских потребителей.

Система, подобная Бреттон-вудской, полагается на готовность всех участников активно ее поддерживать. Однако, для стран, накопивших большие резервы долларов США, эта готовность снизилась, поскольку разрушала подразумеваемую рыночную стоимость доллара. Если вы держите большое количество какого-либо актива и думаете, что ценность этого актива собирается снизиться, то вы, вряд ли, будете покупать еще больше этого актива но именно это данная система и обязывала их делать.

Разрушение системы
Эта система, наконец, была разрушена в августе 1971 года, когда Президент США Никсон объявил, что иностранные центральные банки больше не смогут обменивать доллары на золото по фиксированному курсу в 35$ за унцию. В течение двух лет, система фиксированных валютных курсов была постепенно полностью отменена, и валюты Европы и Японии были отпущены в "свободное плавание", ежедневно изменяясь в ответ на фактический спрос и предложение. Доллар подвергся резкой девальвации, объемы международного валютного рынка значительно выросли и на нем стали доминировать частными игроки, а не центральные банки.

Однако, системы фиксированных обменных курсов никогда полностью не отмирали. Чиновники Министерства финансов Японии рассматривали слабую иену в качестве ключевого элемента экспортно-ориентированной экономики страны. В начале 1980-ых годов лидер Коммунистической партии Китая Дэн Сяопин призвал своих соотечественников "разбогатеть", и на мировой арене появился Китай.

В конце того же самого десятилетия, коммунистические страны Восточной Европы и Россия, которые никогда не были частью старой Бреттон-вудской системы, присоединились к процессу глобализации. Внезапно, снова повторилась ситуация 1944 года, с так называемыми "развивающимися рынками", занявшими место Германии и Японии в своей готовности продавать свои товары на развитых рынках США и Европы. Точно так же, как и их предшественники, многие эти страны, особенно азиатского региона, полагали, что поддержание национальных валют недооцененными было ключом к росту и жизнеспособности экспорта и, таким образом, к увеличению внутреннего богатства. Наблюдатели называют эту ситуацию "Бреттон-вудской системой 2". Фактически, она работает очень схоже с оригинальным вариантом, но без четкого механизма, вроде золотого обмена. Так же, как и в оригинальном варианте, это требует, чтобы все ее участники и США и развивающиеся экономики, имели стимулы активно поддерживать данную систему.

Поддержание статус-кво
На протяжении действия "Бреттон-вудской системы 2" торговый дефицит США продолжил расти, поддерживаемый сильным потребительским спросом в США и быстрой индустриализацией Китая и других развивающихся экономик. Доллар США также де-факто продолжал оставаться резервной валютой, а формой, в которой Народный банк Китая, Резервный банк Индии и другие держат большинство этих резервов, является Казначейские обязательства США. Один только Китай имеет валютных резервов более 1 трлн.$. Ясно, что любые резкие шаги со стороны китайских властей, с целью изменить сложившийся статус-кво, могут вызвать кризис на международных рынках капитала. Политические отношения между США и Китаем являются значимой частью этого уравнения. Глобальная торговля всегда была одной из основных политических тем, и протекционизм является сильным популистским инструментом в США. Вполне возможно, что в какой-то момент, одна из сторон этой системы решит, что ей выгодно от нее отказаться.

Заключение
Аналогии между оригинальной Бреттон-вудской системой и ее современной копией являются весьма интересными и поучительными. В долгосрочной перспективе экономики двигаются в циклах, и вчерашние развивающиеся страны, вроде Японии или Германии, сегодня уже считаются стабильными развитыми рынками, в то время как другие страны выступают в роли развивающихся. Поэтому то, что имело экономический смысл для развивающихся рынков вчера, также имеет смысл для таких экономик и сегодня, и вероятно будет иметь для таковых и завтра. Несмотря на значительные изменения, вызванные силами технологии, глобализации и рыночных нововведений, экономические системы все еще остаются тесно связанными с человеческим фактором. То есть они существуют по воле тех, кто получает с них прибыль и продолжают действовать, пока эти заинтересованные стороны чувствуют, что их ценность перевешивает негативы или, по крайней мере, стоимость демонтажа системы является слишком высокой. Иногда, изменения системы осуществляется постепенно и рационально, в других же случаях, это происходит намного более болезненно.

Катрина Лэмб

 
« Пред. - Ошибочное мнение   Эффективное сочетание - След. »

Популярное

Последние комментарии
Рейтинг Форекс / Forex сайтов Rambler's Top100